Бурковы: из эпохи Средмаша к ВВЭР-ТОИ

Три поколения династии Бурковых на Курской АЭС олицетворяют все этапы развития атомной отрасли России. Основатель династии Анатолий Петрович – легендарное время ковки ядерного щита России и мирной трансформации боевого атома в один из самых эффективных источников энергии. Сыновья Пётр и Михаил –  поступательное развитие атомной энергетики. Внук Дмитрий – время новых технологий.
Ядерный щит
Те, кто родился в 1956 году, сейчас уже не первый год получают пенсию. Анатолий Петрович Бурков в том году поступил на физтех Уральского политехнического института, по его окончанию в 1962 году начал работать на ПО "Маяк" в Челябинске-40, на заводе №156. Работал инженером на реакторе  АВ-3 – одном из самых  мощных реакторов по наработке оружейного плутония, затем старшим инженером по управлению реактором. Заместителем начальника смены Бурков трудился уже на реакторе А - "Аннушке", пращуре промышленных проточных ядерных реакторов в СССР и Европе. 
- С высоты прожитых лет, я понимаю: мне повезло, - говорит Анатолий Петрович. - Средмаш – это особая атмосфера. Я дорожу тем, что мне довелось там поработать 12 лет. Атомные заряды, к созданию которых я причастен, до сих пор позволяют нашей стране жить в мире. Это дает мне право сказать: да, я жизнь прожил не зря.
Анатолий Петрович подчеркивает, что помимо прочего еще одна заслуга Средмаша – это фактическое применение принципов культуры безопасности в то время, когда это понятие не было введено в профессиональный обиход атомщиков.
- Сейчас мы в атомной энергетике используем те же принципы безопасности, что родились немалой кровью в Средмаше, - говорит ветеран атомной отрасли России с 47-летним стажем. - Кто оттуда пришел в атомную энергетику, создавали такую же атмосферу в своих коллективах.
Пустим блоки – всё наладится
Сам А.П. Бурков пришел в атомную энергетику в 1974 году, когда вместе с семьей прибыл на Курскую АЭС. Его задача была не строить, а эксплуатировать новый энергоблок. Но в год приезда первый блок не был готов к генерации электроэнергии, сроки его пуска переносились. Ну, что же, если блок не готов к работе – будем участвовать в строительных, монтажных и пуско-наладочных работах, в подготовке персонала.
- Началась моя биография на Курской АЭС с участия в работах по укрупнению схем реактора, - вспоминает старейшина династии Бурковых. - Работа велась круглосуточно. Представители цеха выходили в смены и курировали, вели контроль работы монтажников. В процессе возникала масса вопросов, которые в проекте не были заранее оговорены. Обсуждали, что с ними делать, решение согласовывали с проектантами, с контрольными органами. Мы очень тщательно следили за качеством работ, оформляли полный комплект требуемой документации.
По оборудованию Курская АЭС иной раз строилась практически с колес. Работники реакторного цеха в те годы были гонцами во все концы Советского Союза на предприятия-поставщики. Абсолютно все ИТР занимались разработкой технической документации для своего цеха".
- В 70-х годах и бытовые условия были нелегкими, - продолжает Анатолий Петрович. - Жили в общежитиях и частных квартирах. На стройке - холодно, грязно, дорог нет, очереди в столовых. Особенно трудно было семейным специалистам, покинувшим с детьми  обжитые места. Но мы знали, на что идем, что приедем не на асфальт. Мы были молоды, верили в себя и в то, что делали, и переносили бытовые передряги достаточно легко. Мы понимали: пустим блоки – и всё наладится. Так и случилось.
Гордились своей работой
Один из памятных моментов того периода - монтаж стержней СУЗ, который предваряет загрузку реактора. На первом блоке в 1976 году вместе со старшим оператором центрального зала Алексеем Ивановичем Рудачевым Анатолию Петровичу Буркову (в то время начальнику смены РЦ) посчастливилось установить самый первый стержень СУЗ Курской АЭС. Фото этого события попало на стенд "Окна ТАСС". "Мы были горды, что нам досталась такая работа", - говорит ветеран. 
В РЦ-1 Буркову довелось также начинать интересные и чрезвычайно важные работы по обращению с отработавшим ядерным топливом (ОЯТ). "И в этом деле мы были первыми – в строительстве хранилища ОЯТ", - с гордостью произносит Анатолий Петрович. 
Реакторному цеху №1 А.П. Бурков отдал 35 лет жизни и труда. Работал начальником смены РЦ-1, заместителем начальника смены станции. Последние 17 лет Анатолий Петрович трудился заместителем начальника РЦ-1 по транспортной технологии и топливу.
И каждый год, каждая должность приносили новые заботы и радости. Осталась в памяти ветерана грандиозная, по его словам, работа по модернизации станции. Каждый ее крупный этап – событие значительное, повышающее безопасность и экономичность работы АЭС. 
Склад ума у Анатолия Петровича технический и творческий. Согласно логике Буркова, когда глубоко изучаешь производство, какой-то процесс, то обнаруживаешь, что там чего-то не хватает, что-то можно улучшить, повысить безопасность персонала, чтобы люди быстрее делали свою работу, с меньшими затратами. И решения проблем появлялись. У ветерана 41 рацпредложение, внедренные на станции, три изобретения, сделанные в коллективе и индивидуально. "Я не мог так работать, чтобы от звонка и до звонка", - объясняет свою позицию А.П. Бурков.
Среди его изобретений - станок для измельчения выведенных из эксплуатации внутриреакторных датчиков контроля энерговыделения. Его использование в десятки раз сократило объемы хранения этого вида высокоактивных твердых отходов.
Вместе с коллегой Вячеславом Ивановичем Копыловым и другими соавторами Бурков изобрел блоки балансирных подвесок. Их использование позволило экономить миллионы рублей.
В числе изобретений Анатолия Петровича и способ разделки отработавших технологических каналов. При этом отдельные фрагменты каналов можно было использовать повторно.
Мысль Буркова работала и в направлении улучшений условий труда персонала и экологии. Например, раньше при продувках оборудования на азотно-кислородной станции №1 конденсат в смеси с машинным маслом выводился через короткую трубу на крыше и попадал на территорию станции в районе пешеходных дорожек. Автоматика срабатывала непредсказуемо, и проходящих людей накрывали вредные выбросы. Оценив это, Бурков-старший придумал специальные уловители и предложил удлинить трубу. В результате исчезли выбросы и снизилось шумовое воздействие.
72 дня на ЧАЭС
На ликвидацию последствий аварии на Чернобыльскую АЭС А.П. Бурков был командирован дважды. В 1986 году на 62 дня (август-октябрь), в 1987 году – на 10 дней. Работал в реакторном цехе в качестве технического руководителя по завершению монтажа и вводу в эксплуатацию оборудования по обращению с ОЯТ и вел работы по вводу в эксплуатацию оборудования ХОЯТ. Затем вместе с коллективом цеха участвовал в операциях по загрузке и отправке железнодорожных вагонов-контейнеров с ОЯТ. Это позволило высвободить приреакторные бассейны выдержки кассет и выполнить предпусковые перегрузки реакторов.
- Каждый побывавший в Чернобыле усвоил, что безопасность в атомной энергетике – это не только культура и ценность, безопасность – это инстинкт и основа поведения атомщиков, говорит Анатолий Петрович. - Это предельная ответственность и еще раз ответственность. На Курской АЭС работают неординарно мыслящие руководители, которые многое делают для атомной станции, города, для улучшения жизни других людей. Все это, вместе взятое, гарантируют коллективу АЭС уверенность и надежность.
Сегодня А.П. Бурков - член Совета ветеранов Курского филиала МООВК "Росэнергоатом", член правления Курчатовской организации "Союз Чернобыль". Добросовестный труд отмечен 21 отраслевой наградой. Он первым на Курской АЭС стал лауреатом всероссийского конкурса "Инженер года".
Трудовой стаж – больше века 
Суммарный трудовой стаж династии Бурковых – 125 лет. По стопам отца и деда в атомную энергетику пришли два сына и внук. Старший сын Петр 19 лет был заместителем начальника цеха специальных работ (ранее цех по ремонту реакторов) Курскатомэнергоремонта, сейчас работает инженером-технологом в этом цехе. "Всю жизнь провел на реакторах", - говорит Пётр Анатольевич. В отрасли он с 1982 года, занимался организацией ремонтов энергоблоков, плановыми ремонтами и другими операциями. С середины 90-х годов участвовал в массовой замене технологических каналов на первом энергоблоке, затем в поэтапной их замене на всех действующих энергоблоках.
С первых дней участвует в производственных операциях по управлению ресурсными характеристиками реакторных установок (УРХ). 
- Эти работы дали возможность на несколько лет продлить жизнь АЭС, - замечает П.А. Бурков. - Тем самым они приносят огромную экономическую пользу, обеспечивают работу действующих энергоблоков на период до пуска энергоблоков станции замещения Курская АЭС-2.
Другой сын, Михаил Анатольевич Бурков пришел на станцию по совету отца. В детстве мечтал стать военным моряком, но отец убедил, что в атомной энергетике совсем не хуже.
Начинал трудовую деятельность в 1987 году в должности оператора реакторного отделения. Принимал Михаила на работу легендарный начальник РЦ-1 Юрий Лукич Дорош. В отличие от старшего брата, отдающего силы ремонту, М.А. Бурков большей частью занимался управлением реакторами. Инженер-оператор блочного щита, ВИУР, ВИУБ, начальник смены блока – вот его ступени профессионального роста. Около 10 лет он - начальник смены первой очереди станции. В период разворачивания работ по УРХ Михаил Анатольевич работал начальником РЦ-1, затем вернулся на оперативную работу.
С увлечением рассказывает о главном рабочем месте своей жизни: на БЩУ стекается вся информация по всем блокам станции. Это десятки тысяч параметров, которые персонал должен постоянно мониторить, отслеживать их изменения и принимать решения для безопасной, экономичной, безаварийной работы. 
- Если сравнить АЭС с организмом человека, - размышляет М.А. Бурков, - то реакторный цех – это сердце, турбинный цех – сила, мышцы. Блочный щит можно ассоциировать с мозгом и центральной нервной системой.
На Курской АЭС работает и третий представитель династии Бурковых – Дмитрий Петрович. У него сомнений куда пойти работать, не было. Но по своим наклонностям он выбрал другое направление – экологию. Целенаправленно хотел работать в отделе охраны окружающей среды. Прошел там производственную практику, преддипломную практику, получил все необходимые рекомендации. Но вакансий в то время в отделе не оказалось. Руки у Дмитрия не опустились, прошел переподготовку, и его приняли в промышленно-санитарную лабораторию отдела охраны труда.
Он не пожалел о смене направлений, потому что работа, связанная с производственным контролем, оказалась интересной. Дмитрий рассказывает о первых месяцах на Курской АЭС: 
- Берешь приборы и идешь измерять физические параметры окружающей среды на рабочих местах. И буквально за полгода под наставлением опытных ветеранов Натальи Тихоновны Лычагиной и Лидии Борисовны Никулиной я изучил всю атомную станцию, чем не могут похвастать многие работники.
Сейчас Д.П. Бурков работает с преобладающим упором на экономику охраны труда. Дело интересное и разнообразное. "В охране труда, нет неинтересных направлений", - считает специалист 1 категории. И многие из них Дмитрий последовательно осваивает. По его утверждению, в избранной им сфере сейчас практически нет ничего, чем бы он ни занимался по мере акцентирования внимания отрасли на тех или иных направлениях. В 2016 году это была ПСР, в 2017-м - интегрированная система управления. Сейчас помыслы Дмитрия Буркова связаны со строительством энергоблоков ВВЭР-ТОИ. 
- Когда я приезжаю на смотровую площадку, то бываю впечатлен, как быстро она растет, какие масштабы, -  делится он. - Представляю, какие усилия и средства вложены в новейшие энергоблоки, и появляется чувство гордости за свою страну, свой край, руководителей и работников, которые это всё делают. Не исключаю для себя перспективы применить знания, полученные за семь лет работы на Курской АЭС, при строительстве и оснащении промышленно-санитарной лаборатории ВВЭР-ТОИ, проектную документацию на рассмотрение мне уже передали.
И что самое интересное, начало трудовой биографии внука как бы повторяет стартовые занятия деда, в другом аспекте и на ином уровне, конечно. Ведь чем занимался Анатолий Петрович, придя в отрасль? Созданием ядерного щита Родины. У внука карьера тоже началась с работы, которая ассоциируется со щитом от нежелательных событий с человеком, с защитой его жизни и здоровья. 
Вот так, на новом витке истории, подтверждается преемственность поколений, благодаря которой у атомной отрасли всё надежнее становится её светлое будущее. Ей -75? "Не проблема, - говорят работники Курской АЭС устами младшего из семейной команды Бурковых. - Ещё через 75 электрификацию всего мира мы, Россия, на себя возьмем".

 

Оставьте вопрос директору

Мы обязательно с вами свяжемся

Введите число:

x