Валентина Терешкова атомной энергетики

Средь мужицкого ранжира

Хороша СИУРом Ира.

Да не сыдет с блочных уст

Выраженье крепких чувств...

Леди - блочник, - высокая лирика!

Не изгой, не фанатик - до шизика...

Как ни странно, по мнению клирика

Ирин Крест и призвание - Физика.

Такие стихи посвятил моей супруге Ирине Васильевне Кучеровой наш курчатовский поэт Виктор Фесенко в декабре 1999 года ко Дню энергетика.

Отличница учёбы в самой престижной школы города Мурманска, Ирина выбрала для получения высшего образования Горьковский политехнический институт по специальности «Атомные электростанции и установки». Специальность инженера-теплофизика очень сложная, даже можно сказать, мужская. Но если посмотреть во вкладыш в диплом И.В. Кучеровой, то видно, что она успевала по всем сложнейшим наукам, изучаемых на факультете. А факультет, повторюсь, практически мужской.

Приехав в Курчатов по распределению, Ирина была зачислена инженером РЦ-2. Вместе с инженерами Евгением Латаевым, Владимиром Матушкиным и другими работниками цеха в полном смысле слова она «проползла» по трубопроводам третьего и четвёртого блоков, составляла схемы фактического состояния оборудования и трубопроводов после монтажа. И сегодня можно встретить эти чертежи и схемы с ее подписью.

Начальник реакторного цеха № 2 Александр Павлович Николаенко отметил высокие инженерные способности И. Кучеровой и предложил ей поработать инженером-оператором блочного щита, предварительно обсудив это предложение с заместителем директора по науке Т.П. Николаевым. Том Петрович одобрил инициативу А.П. Николаенко, и Ирина с января 1985 стала работать инженером-оператором БЩУ на третьем блоке в смене № 4. Надо сказать, что не все работники БЩУ нормально приняли такое положение женщины быть равными с уже высоко опытными блочниками. Многие были против. Один из оппонентов даже уходил на четвёртый блок, чтобы выговориться. По его словам, женщина на БЩУ не даёт ему говорить на «нормальном техническом языке». Ирина Васильевна выдержала все испытания, в конце концов мужчины умерили пыл, да и в работе к Кучеровой не было никаких претензий.

Работая за средним пультом оператора, Ирина внимательно наблюдала за работой старшего инженера управления реактором (СИУРа) на левом пульте. Ей нравилась такая работа. Ведь атомный реактор - он как живое существо реагирует на все действия инженера. Как известно, реактор РБМК-1000 - это самый крупный энергетический реактор в мире. Если у обычных ВВЭРовских реакторов активная зона всего 3-4 метра в размере и легко управляется автоматикой, то РБМК-1000 имеет активную зону высотой 7 и диаметром 12 метров и требует постоянного контроля со стороны СИУРа, даже вмешательства в ошибочные действия автоматики.

Александр Павлович Николаенко, ежедневно бывая на блочном щите управления, наблюдал за работой И.Кучеровой и однажды предложил ей попробовать себя в роли СИУРа на левом пульте управления реактором. Ира согласилась не сразу. Мы обсудили это предложение дома и решили: надо попробовать. Учёба, наработка основных приёмов управления, сложнейшие экзамены - всё это И.В. Кучерова с честью прошла и вот через почти три года работы на БЩУ, наконец, встала за пульт управления реактором. Это была ночная смена и третий блок выходил из планового ремонта. Включать реактор в работу пришлось Ирине Васильевне. Конечно, было тревожно, но рядом сидел и курил Том Петрович Николаев. Его присутствие успокаивало и придавало сил. Работа пошла, реактор заработал. Том Петрович практически ни во что не вмешивался, а под утро сказал: «Ну, вот, моё дальнейшее участие здесь уже не нужно». И уехал домой. Так началась 14-летняя деятельность Ирины Васильевны в должности старшего инженера управления реактором (СИУР). Потом всех СИУРов сделали ВИУРами - ведущими инженерами, но сама работа в принципе не изменилась. Только ответственности стало больше.

Были ещё две или три женщины, желающие покорить РБМК-1000. Но их попытки оказались неудачными. Для такой работы нужны не только высокие знания, но и характер. У Ирины Кучеровой всё это было.

В феврале 2001 года А.П. Николаенко, бывший тогда уже начальником ПТО, пригласил Ирину на должность ведущего инженера ПТО, в группу режимов и технологического учёта. С августа 2007 года Ирина Васильевна Кучерова возглавила вновь созданную группу коммерческого диспетчирования и до конца жизни работала на этой должности. В подчинении у неё были только мужчины. И она – единственная женщина.

В статьях о людях труда обычно пишут: награждалась, поощрялась. Но к почестям И.В. Кучерова, имея награды, была равнодушна. При этом она была хорошей матерью и бабушкой, хозяйкой и успешной дачницей. А как она водила машину! Мужикам у неё учиться надо было.

Очень обидно, что такая неординарная женщина, как Ирина Васильевна Кучерова так рано и внезапно ушла из жизни. Все, кто её знал, будут помнить всегда.

Я бы назвал И.В. Кучерову Валентиной Терешковой в атомной энергетике. Ведь в мировой атомной энергетике женщина за пультом РБМК-1000 была только одна – Ирина Кучерова. Таких теперь нет и вряд ли уже когда будут. На смену нашим огромным РБМК-1000 приходят реакторы ВВЭР-ТОИ. Может, и будут у пультов новых реакторов стоять женщины, но эта работа будет, мне кажется, гораздо проще, чем та, которую выполняла Ирина Васильевна Кучерова.

 Константин ВЛАДИМИРОВ, заслуженный ветеран атомной отрасли России

Оставьте вопрос директору

Мы обязательно с вами свяжемся

Введите число:

x